Некто Лукас

Психологическое консультирование и психотерапия

Большую часть времени и сил я посвящаю психологическому консультированию и психотерапии. Это моя профессия и моя жизнь. Если вы хотите что-то изменить в своей жизни, могу помочь вам. 

Работаю в направлении психоаналитической психотерапии и экзистенциального анализа, но не избегаю когнитивно-поведенческой, когда она эффективна.

С чем справляюсь лучше:
— жизненный кризис («мне надо что-то менять»);
— трудная ситуация («я запутался»);
— ситуация выбора («я не знаю, как поступить»);
— спад («где найти источник сил»);
— самопознание («как понять себя, куда направить силы, где найти источник творчества»).
Есть опыт успешного лечения панических атак, фобий и конверсионных расстройств. 

Совсем не беру семейные пары: индивидуальная терапия заинтересованного супруга решает проблемы пар лучше. Не беру детей до 12 лет – работа с детьми лучше получается у других психологов. Люблю людей, активно заинтересованных в том, чтобы сделать свою жизнь лучше.  Особенно люблю психоанализ с целью самопознания и достижения личного счастья.

Формат классический: короткие разговоры один–два раза в неделю. Санкт-Петербург, временами Москва или по Skype, что, как показывает практика, не менее эффективно.

О себе. Базовое психологическое образование, магистратура по клинической психологии, курсы и школа в средневековом стиле – через наставничество. Личный анализ, супервизия. Успешный опыт частной практики.

Буду рад видеть. Пишите и звоните +7 953 144 62 83,+7 916 120 15 80.


Прочность вещей

Неделя ремонтов. В починку отправляются японский фотоаппарат (50 лет), ноутбук Apple (2 года) и ламповый приёмник (57 лет). Камеру я уронил, экспонометр начал врать. От Apple надёжности требовать бесполезно. Но вот приёмник – слабак, не прожил и ста лет, а подсветка шкалы уже погасла. Даже чаем залить не успел.

С починкой Apple сложнее всего. Удешевление ведёт к неремонтопригодности. Удешевление себестоимости я имею в виду – ценник у конторы по-прежнему на высоте. Со старыми вещами проще. Мы – сеть маргиналов в канализациях цифрового мира. Можем починить граммофон, мимеограф и даже рентгеновский аппарат, если потребуется, люди, способные сделать это, найдутся.


Бунт

Окраина Васильевского острова. У ветеринарной клиники шум и суета. На земле стоит переноска, её изнутри крушит матёрый кот – глухо ворчит и методичными ударами разносит дверцу так, что пластмасса летит кусками. Вокруг прыгает пожилая пара: «Мишенька, ну не надо так!», но Мишенька определённо решил, что на сегодня с него хватит. Вступаю в борьбу, вместе со мной молодой парень, почти школьник. Кот проломал в дверце порядочную дыру и прорывается через неё на свободу. Мужчина бросает на кота куртку. Мы все наваливаемся и скручиваем зверя в шаверму. Парень ранен, облизывает расцарапанную руку, ну а женщина: «Миша, котик, ну ты же на себя не похож». Довольный мужчина крепко держит куртку, та отчаянно брыкается: «Спасибо, нам недалёко, успеем добежать, пока он…»,  – с опаской смотрит на свёрток.

Пара с котом быстро уходит. Парень – в другую сторону. Из раны сочится кровь, но он доволен приключением. На земле остаётся разломанная пустая переноска.


Под впечатлением от стихов Мишеля Уэльбека, современного Бодлера, выхожу из метро. У эскалатора ковыляет с палочкой согбенная временем и жизнью старушка, в руке потрепанная сумка с логотипом Elle. От изобилия мира гламура перепадает всем, даже этой старушке перепало.

В стеклянной будке смотрительницы замечаю отражение – бодлеровскую ухмылку на своём лице. Зацепил Уэльбек, зацепил.


Нежданно

Пришёл в кафе поработать. То самое, с попугайчиками. Сел рядом с ними, они приветственно побросали в меня конопляных зёрен. Работаю. Вдруг вокруг начинается странное движение. Кафе наполняется людьми, они начинают переодеваться, стаскивая с себя все до исподнего. Ну надо так надо — я человек толерантный. Переодевшись, люди начинают складывать мебель в углу, огромной кучей до потолка. Я за своим столиком остаюсь один посреди большого зала. Люди начинают заносить деревянные ящики и скоро разбивают витринное стекло. Осколки долетают до моего столика. Мы с попугайчиками в изумлении.

— Вы закрыты? — спрашиваю у официанта, он тоже носит мебель.

— Да, у нас ремонт. Но вы допейте кофе. Хотите — я вам ещё сделаю?

В изумлении киваю головой. Мне приносят из кухни отличный кофе, сваренный вручную, потому что кофе-машину уже демонтировали, из стойки на её месте торчат пустые медные трубки. Рабочие хрустят стеклом на полу и ругаются, обвиняя друг друга в неосторожности. В зале свежо от весеннего сквозняка. Клетку с попугаями уносят. Пойду и я.


Поэтика

Аристотель. Поэтика

Банальность для специалистов, но всё же. «Поэтика» Аристотеля сохранилась по кускам и не полностью. По большей части это обратный перевод с арабского. Христианскому миру было не до литературы, когда греческими текстами заинтересовались арабы и сирийцы. К тому времени, когда Аристотель стал кому-то интересен на Западе, первоначальный текст потерялся (да и греческий в Европе мало кто знал), поэтому то, что мы имеем, получилось переводом с многократно переписанного арабского перевода – искаженного, дополненного и переработанного по пути.

Это не всё. В оригинале «Поэтика» состояла из двух частей, посвященных трагедии и комедии. Сохранилась только первая. Комедии повезло меньше. По мне, лучше бы осталась вторая.

Большая часть нашего древнего наследия пробиралась через время с боями и потерями. Кто считает, что сейчас всё не так, пусть вспомнит пожар в библиотеке ИНИОН РАН 2015 года или разграбление Багдадской библиотеки в 2003.


«Все, что рекламируется в этом вагоне, можно оплатить картой «Мир», — так пишут на плакате в метро. Понимаю, но почему рядом плакат о наборе сотрудников полиции?


Психотерапия цельности в любви

Любовь, влюблённость – упоительное чувство слияния и полёта. Удвоение полноты жизни или даже возведение в квадрат.

А если без взаимности? Для отверженного такая любовь вполне может превратиться в локальный филиал ада. От него, слившегося с другим человеком, будто отрывают кусок его самого. Отверженный влюбленный боится за свою целостность. Ещё бы, он ощущает разрыв как разрушение себя.

На пути исцеления в неудачной любви я настаиваю на осознании клиентом себя целостным и сохранным. Другой ушел, но ты остался. Ты будешь жить. Всё хорошее было не в нём и даже не между вами, а в тебе. Другой помог открыть это, но полнота жизни не ушла с ним, она осталась у тебя. С осознанием целостности себя возвращается ощущение безопасности.

Жана Кокто сказал про любовь и личные границы:

Она говорила:
«Почувствуй, как бьется,
Сердце мое в этой клетке грудной,
В клетке любви!»
Но я оторвал мою грудь
От ее прекрасных грудей,
Чтоб ощутить,
Что сердце, которое бьется так сильно,
Не ее, а мое:
Ну конечно же, это мое,
Мое собственное сердце
Так бьется.

Жан Кокто
Пер. М. Яснова

Собственное сердце. И это не пренебрежение возлюбленной или возлюбленным. Не возлагайте на другого ответственность за полноту собственной жизни и остроту собственных чувств. Во-первых, это непрактично: ему тяжело, он может и не потянуть. А во-вторых, это не благородно: в любви дарят и принимают подарок, а не требуют.


Вопрос восприятия

Никколо Фонтана (Тарталья) – парабола траектория при стрельбе

Никколо Фонтана по прозвищу Тарталья – Заика – определил, что выпущенные из пушки ядра летят по параболе. До этого считалось, что траектория ядра состоит из трех частей: прямая, пока действует сила взорвавшегося пороха, затем горизонтальная прямая или плавная дуга, а в конце – свободное вертикальное падение. Аристотель говорил, что возможно только прямолинейное движение, а старому мудрецу верили на слово. Так вот, открытие Заики относится к 1537 году. К тому времени пушки использовали лет триста. Три века тысячи людей участвовали в пушечных перестрелках, но упорно игнорировали отклонение ядер от привычной и подкреплённой авторитетом модели. А им вообще-то надо было и в противника попадать. Вот что такое консерватизм восприятия!

Ну а Заика – он раненый в голову был. Ещё мальчиком. Потому и заика – говорил с трудом. И школу не закончил. Конченный тип, правильное восприятие не усвоил.


Иногда я думаю, есть ли в семейных ситуациях черта допустимого, которую не переходят люди? Пока я этой черты не нахожу. Если в семье начинается насилие, оно ничем не ограничено. От утверждения: «Ты без меня никто», – до самого грубого унижения; от требования чеков на бытовые покупки до лишения средств к существованию; от крика до садистических побоев в духе позднего рабовладения.

В России домашнее насилие воспринимают как должное. Это беда. И все институты поддерживают насилие. Насилие есть потому что его позволяют жертвы – да всех оно устраивает. Для меня, как психолога и как человека, переломить традицию русского восприятия семейного насилия – дело поважнее многих других.


Нехватка сна, нехватка времени, нехватка денег и нехватка таланта — вот ключевые факторы, которые в сумме определяют творческий успех.

Терри Гиллиам

Терри Гиллиам – аниматор комик-группы Монти Пайтон и режиссер нескольких замечательных фильмов. Согласен с ним по каждой компоненте и по нехватке таланта особенно. Когда есть желание сделать больше, чем можешь, получается настоящее чудо.