Приватизация прибылей и национализация убытков как государственная экономическая политика

sber.jpg

Греф говорит о будущем банковском кризисе из-за резкого роста просроченных кредитов

Доля просроченных от всех кредитов, выданных российскими банками, составляет уже не официальные 3,3%, а около 10% и может вырасти до 30%, считают в Сбербанке. Противостоять такому росту просрочки можно только резким увеличением капитала, а возможностей для этого нет даже у крупнейших игроков. В худшем случае докапитализация на триллионы рублей потребуется практически всем банкам из топ-30. Такой объем поддержки банков государству не по силам.

Поскольку резерв — это расход, уменьшающий прибыль (а в случае признания убытков и капитал), позволить себе резервирование, адекватное кредитным рискам, может все меньше и меньше банков. В противном случае они перестанут соответствовать требованиям регулятора по достаточности капитала. Если просрочка достигнет уровня в 30%, подсчитали в Сбербанке, в докапитализации на общую сумму 2,17 трлн руб. будут нуждаться 29 из 30 крупнейших банков. Если считать, что названная Германом Грефом текущая просрочка в 10% соответствует действительности, то в докапитализации на 170 млрд руб. уже нуждаются 22 банка из топ-30.

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid=1152481

Банки по-прежнему рассчитывают на то, что государство покроет последствия лихой раздачи кредитов. Рассчитывают уверенно, будто им уже пообещали. Обсуждаются лишь способы оказания этой помощи: создание (за счёт бюджета, разумеется) «плохого банка» и слив в него просроченных ссуд, кредитование банков бюджетом и т.п. Похоже, приватизация доходов и национализация расходов уже стали государственной стратегией. Вопреки постоянно упоминавшемуся ещё пару лет назад принципу невмешательства, рыночники допускают участие государства в экономике. В подтирании грязных следов частного бизнеса и вытаскивании его из очередного болота, в которое он попадает в пылу рискованной погони за прибылью.

Интересно, что в этом же номере Коммерсанта немного написано о том, как образовалась «плохая задолженность».

Правоохранительные органы Татарии раскрыли крупную аферу, связанную с кредитами, в результате которой Сбербанку России был причинен ущерб на сумму около 2 млрд руб. В мошенничестве обвиняется учредитель казанского ООО «Софт-Трейд» Сергей Николаев, который, по версии следствия, похитил данную сумму, незаконно получив ее в виде кредита в одном из отделений казанского филиала банка. Следствие полагает, что в афере могут быть замешаны сотрудники Сбербанка.

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid=1152440

И это не впервые. В начале девяностых, когда начиналась галопирующая инфляция, Сбербанк заморозил на своих счетах вклады населения. Одновременно («с заднего хода», под не бесплатной для кредиторов протекцией компетентных сотрудников) банком выдавались огромные льготные кредиты по программе индивидуального жилищного строительства. В большинстве случаев на эти деньги сразу же закупались товары для перепродажи втридорога, что создавало их дефицит. Через несколько лет суммы к возврату составляли копейки, среднюю зарплату промышленного рабочего, и государству осталось только списать убытки. Так, на стыке корпоративной и государственной коррупции, основывались «честно заработанные» состояния и состояньица сегодняшних бизнесменов. Время показывает, что с тех пор мало что поменялось.

Comments

comments