Письма Лукаса

Наконец добрался до кортасаровских писем своему издателю в "Иностранной литературе" за август 2009 (спасибо Habiru, и ещё раз его с днём рождения 🙂 ). Прочитав половину и осознал, что как и тот, аутентичный, Лукас в полусне или недосне отвечаю своему корреспонденту Кортасару. Пришлось встать и записать.

Порадовался совпадению хронопских вкусов в оформлении книг. Хронопскому глазу нужна воля.

…ни в коем случае нельзя скупиться на пробелы, пусть книге будет хорошая вентиляция. чтобы моим рассказикам легко дышалось, и пусть болтают ножками в своё удовольствие, а не теснятся в духоте, словно в вагоне Англо в часы пик.

Огорчился потере пяти рассказов из "Хронопов и фамов".

Знаете, Ваша идея снять несколько текстов, по-моему, вполне справедлива. Я перечитал один за другим все рассказики, попавшие в чёрный список, и полностью солидарен с Вами насчёт Наставления, как правильно причёсываться, Наставления, как делать чучело совы (правда, этот текст мне нравится, и даже очень, но, согласен, он не в той тональности, которая задана для всей книги), и насчёт Пленника, Дорожного дела и Never stop the press — тоже. Как видите, у нас нет разногласий в отношении пяти текстов, и Вы можете ставить на них большой крест синим карандашом.

Возможно, издатель и прав, но собака он порядочная, потому что если "Дорожное дело" ему простить можно, то предложение убрать три "Наставления" было преступлением. Хорошо, что у писателя хватило духу отстоять "Работу в офисе", без этого "Хронопы" развалились бы напрочь.

Порадовался надежде когда-нибудь прочитать по-руссски все письма Кортасара, огорчился утрате многих из написанных им и запасся терпением. Представляю себе, сколько времени займёт перевод трёх томов и их издание.

Радует, что мы с переводчицей Эллой Брагинской шли по одним и тем же следам. Чуть меньше года назад я также бродил по парижскому кладбищу Монпарнас, начав путь от того же столба с указателями знаменитостей, на котором так же блистательно отсутствовала табличка с именем Кортасара. И как же я огорчился, когда плиту с именами Julio Cortazar и Carol Dunlop всё-таки нашёл.

Comments

comments