Н.Л. Трауберг. Христианство — это очень неудобно

Наталья Леонидовна Трауберг

В свежем "Эксперте" опубликовано одно из последних интервью с переводчицей и писательницей Н.Л. Трауберг, умершей сорок дней назад. Наталья Леонидовна говорит о христианстве и христианской этике.

Эта фраза — «предоставьте место Богу» — повторяется в Писании с завидной частотой. Но много ли вы видели людей, которые эти слова услышали? А много ли мы видели людей, которые пришли в церковь и осознали: «Я — пустой, у меня ничего нет, кроме глупости, хвастовства, хотений и желания самоутвердиться… Господи, как ты это терпишь? Помоги мне исправиться!» Ведь суть христианства в том, что оно переворачивает всего человека. Есть пришедшее из греческого слово «метанойя» — перемена мышления. Когда все, что считается важным в мире — удача, талант, богатство, свои хорошие свойства, — перестает быть ценностью. Любой психолог скажет тебе: верь в себя. А в церкви ты — никто. Никто, но очень любимый. Там человек, как блудный сын, оборачивается к отцу — к Богу. Приходит к нему, чтобы получить прощение и какое-то присутствие хотя бы во дворе у отца. Отец к нему, нищему духом, склоняется, плачет и пускает его вперед.

Откройте любой журнал, прочитайте любого психолога, все рекомендуют приходить к душевному покою путём жизни по собственному разумению. Никто никому и ничего не должен, каждый действует в своих интересах, не оглядываясь на ближних — вот современный идеал счастливого человека. Но если вдуматься, психологи фактически предлагают обрести покой и радость, избавившись не только от рефлексии — от самой совести. Рецепт счастья прост: постепенно вытравив из себя совесть, стать спокойным и успешным, последовательно и рационально идти к благосостоянию, радоваться ему, пользоваться им и не портить себе удовольствия муками совести. Перестать беспокоиться и начать жить. Только радость получается какая-то ненастоящая. На понимание этого может уйти много лет, вся жизнь, а может и её не хватить. И главное — понимание омрачает налаженную, спокойную и вроде бы радостную жизнь. Действительно, неудобное мировоззрение.

Любой психолог скажет тебе: верь в себя. А в церкви ты — никто. Никто, но очень любимый. Там человек, как блудный сын, оборачивается к отцу — к Богу. Приходит к нему, чтобы получить прощение и какое-то присутствие хотя бы во дворе у отца. Отец к нему, нищему духом, склоняется, плачет и пускает его вперед.

Comments

comments