Математики

По первому образованию я экономист. Хотя я закончил простецкий экономфак питерского Политеха, у нас было много замечательных преподавателей. И загадочных.

Одной из самых таинственных была пара математиков. Лекции читала пожилая дама по имени Генриэтта. Именно через «Э». Один в один Туве Янссон, но суровая и острая на язык. Трудно сказать, на кого она ориентировалась, когда выбирала стиль изложения: иные студенты пересдавали «вышку» по восемь раз. Мне после физматшколы, происходящее нравилось, но, похоже, из всего потока нравилось только мне.

Практику вела эффектная седовласая Бабушка, как мы её звали. С фигурой и осанкой танцовщицы балета. Она ходила в кроссовках «Динамо» и джинсах. На пути от метро к третьему корпусу, где мы учились, она выкуривала папиросу «Беломор», после чего взбегала на четвертый этаж, не учащая дыхания. Иногда Бабушка ходила в сером пальто и шляпке с вуалью по моде начала XX века. Так получилось, что однажды я шел на занятия чуть позади Бабушки. Выйдя из метро, она оглянулась по сторонам. Убедившись, что рядом никого нет, она откинула вуаль, лихо смяла «беломорину» и закурила. Я тут же свернул в переулок, чтобы сделать по пути дополнительный круг. Пришлось глупо опоздать на пару, но моё внезапное появление было бы тогда неуместным.

Они ходили, кажется, на все абонементные концерты в филармонии. После занятия одна заходила за другой в аудиторию. Как-то раз, стоя у доски, я скосил глаз на преподавательский стол, где лежали книги. Сверху было «Русское стихосложение» Томашевского. Они учились писать стихи и ходили на курсы начинающих поэтов. Математики. Состоявшиеся преподаватели. ЗдОрово, правда?

Почему я всё это вспомнил? А просто нашел ту самую книгу Бориса Томашевского. Интересно. Волна догнала и меня

Comments

comments