Крысы чиновные. Часть 1

Чиновничья субкультура – это мир в себе, со своими правилами, отношениями и языком. И так повелось издавна.

Кто же настоящий чиновник? Это человек, живущий от колыбели до могилы не на солнечной стороне света, а в тени, на севере, в особой чиновничьей атмосфере, в особенном чиновничьем климате, под законами особенных светских приличий. Мир чиновничий – мир совершенно отдельный, не имеющий никакого сходства ни с житьём помещичьим, ни с купеческим и мещанским бытом. В чиновничьем мире всё своё, всё оригинальное и нет ничего заимствованного, – свой язык, своя литература, свой ум и своё остроумие, свои моды, своя кухня и даже свои танцы! Если в чиновничьем мире что-либо и заимствуется из другого круга, то немедленно принимает свой особенный характер. Этот чиновничий мир так глубоко проникнут собственною своею оригинальностью, что даже слуга чиновника совсем другой человек, не то что другие служители, а кухарку чиновника (если таковая имеется!) можно узнать на рынке между тысячами кухарок!

Ф.В. Булгарин. Чиновник. 1842.

Чиновничий канцелярско-деловой язык, а попросту «канцелярит», так же далёк от языка русского, как воровское арго. Какой-нибудь иностранец, даже более или менее разумеющий русскую разговорную речь, без перевода его вряд ли поймёт . У канцелярита, разговорного и письменного, своя грамматика, своя лексика и фразеология. Даже оформление печатного текста у чиновников другое. Я до сих пор не понимаю, как чиновники с многолетним стажем умудряются сохранять хоть какую-то связь с русской культурой? Как они умудряются попросить сына вынести мусор и не сказать при этом: «Прошу Вас осуществить перемещение накопившихся за сутки бытовые отходы к месту их сбора на территории, прилегающей к занимаемому Вами жилищу. В противном случае, ввиду наличия среди отходов предметов органического происхождения, возможно образование в туалетной комнате скопления насекомых»?

Канцелярит очень прост и в этом его коварство. Язык – инструмент мышления, и канцелярский текст со временем превращается в упрощённый канцелярский язык, потом в упрощённый канцелярский образ мысли и образ жизни. Ограниченная лексика и фразеология, небольшой набор оборотов и несколько построений «вступление – основная часть – решение» – вот всё, что нужно для общения чиновников друг с другом. Думаю, что при желании несложно написать генератор служебных записок, в котором за несколько шагов можно выбрать тип письма (просьба, предложение, уведомление, отказ), адресата и схему обоснования (отсутствие средств, несвоевременность решения, недостаточность обоснования). Выданный таким генератором текст не нужно будет править, ведь любое отклонение от сложившегося в канцелярите штампа строго осуждается опытными и авторитетными чиновниками. В записке, написанной чистым русским языком, безжалостно вычищаются любые проявления жизни, причём автору делается снисходительное внушение, ведь он молод и не искушён в деловой переписке.

Хороший чиновник должен не только писать на канцелярите, он должен на нём говорить, а претендент на солидную карьеру на нём думать. Кстати, можно подумать, что я пренебрежительно говорю о канцелярите. Это не так, в моих словах нет ни капли насмешки или осуждения. В день, когда чиновники заговорят по-русски, бюрократическая машина встанет. Чиновники – такие же люди, как и все мы, среди них есть умницы, а есть и глупцы, и всем хочется найти своё место в жизни. Лексическая и грамматическая бедность канцелярита позволяет успешно выживать чиновникам, не одарённым высоким интеллектом, причём чаще всего именно они делают успешную карьеру. Пару лет назад в новостях проходила информация о странном и, в некотором смысле, курьёзном событии. На рабочем месте неожиданно умер британский служащий. Врачи установили, что он был тяжело болен в течение нескольких лет. Его мозг высыхал, и к моменту смерти полноценного мозгового вещества в его голове практически не осталось. Тем не менее, он вполне успешно выполнял свои обязанности, и никто не заметил ничего необычного. Для меня в этом событии нет ничего странного. В чиновничьей работе не требуется умения думать, оно даже мешает. Ограниченному человеку не нужно загонять себя в рамки, в его душе нет конфликта – где ещё найдут себя такие люди такие люди, как не в бизнесе или на государственной службе, где они на своём месте и вливаются в деловую жизнь естественно и органично.

Ещё раз скажу, что в сказанном нет никакого принижения работы чиновника, которой в некотором смысле занимаюсь и я. Есть разная работа, приятная и не очень, и всю её кому-то приходится делать. Я лишь пытаюсь описать субкультуру чиновников, с существованием и ролью которых люди, особенно русские, не могут не считаться.

Comments

comments