Кризис экономической теории

Нужно признать, что буржуазные экономисты оказались полными банкротами перед лицом кризиса. Более того, они оказались лишёнными даже того минимума чутья жизни, в котором не всегда можно отказать их предшественникам. Эти господа забывают, что кризисы нельзя рассматривать, как случайное явление в системе капиталистического хозяйства. Эти господа забывают, что экономические кризисы являются неизбежным результатом капитализма. Эти господа забывают, что кризисы родились вместе с рождением господства капитализма. На протяжении более чем сотни лет происходят периодические экономические кризисы, повторяясь через каждые 12—10—8 и меньше лет. За этот период буржуазные правительства всех рангов и цветов, буржуазные деятели всех степеней и способностей, — все без исключения пытались пробовать свои силы на предмет “предупреждения” и “уничтожения” кризисов. Но все они терпели поражение. Терпели поражение, так как нельзя предупреждать или уничтожить экономические кризисы, оставаясь в рамках капитализма. Что же тут удивительного, если нынешние буржуазные деятели также терпят поражение? Что же тут удивительного, если мероприятия буржуазных правительств ведут на деле не к смягчению кризиса, не к облегчению положения миллионных масс трудящихся, а к новым взрывам банкротств, к новой волне безработицы, к поглощению менее сильных капиталистических объединений более сильными капиталистическими объединениями?

И.В. Сталин. Политический отчёт центрального комитета XVI съезду ВКП(Б). 1930.
Собрание сочинений, т. 12

Прошло почти 80 лет, пришло кейнсианство, потом его сменил неолиберализм, но ничего не изменилось — экономисты по прежнему не предотвращают периодически возникающие кризисы. Вот и в этот раз теоретики и практики идут на поводу у ситуации, не делая никаких шагов на опережение и с каждым новым прогнозом попадая пальцем в небо.

Современная экономическая теория стала частью неолиберальной идеологии. Несмотря на декларированную отстранённость от политики, она насквозь пронизана ценностными установками. Например, в неё «зашита» общественная цель максимизации валового продукта, и напрочь отсутствуют цели социальные. Более того, доказывается, что любые внешние вмешательства в распределение доходов уменьшают валовый продукт, а значит противоречат общественным целям. Неолиберальная экономическая теория фактически узурпировала право общества на установку приоритетов своего хозяйства. И зря, потому что цели общества не должны устанавливать экономисты, это право принадлежит самому обществу. Впрочем, цели в неолиберализме не обсуждаются вообще, они считаются заданными раз и навсегда природой человека и общества — максимизация личного дохода и личного удовольствия.

Однако у теории, которая является частью любой идеологии, есть врождённый порок. Она находится внутри системы, и значит, не может объективно её описывать. Пока экономическая теория не увидит объект изучения извне, она не сможет его понять, а значит не будет обладать способностью делать прогнозы. Очевидно, что экономика как научная и прикладная дисциплина находится в глубоком кризисе, и ситуация не изменится, пока экономисты пребывают в замкнутом мирке профессиональной секты. Следует признать, что раскрытия этого мирка не предвидится. Либеральные теоретики заняли круговую оборону, и любые учёные, которые пытаются подняться над капитализмом, объявляются маргиналами и шарлатанами, так что о следующем «глобальном мировом кризисе», похоже, мы опять узнаем «по факту».

Comments

comments